Австралийский путешественник Аарон Шэнкс совершил множество безумств за свою жизнь. Он выживал на необитаемом острове, в одиночку боролся с морозами и льдами Исландии и, будучи новичком в яхтинге, пересек море на парусной лодке, попав в жуткий шторм. Искатель приключений рассказал, как однажды ему пришлось переправляться на лодке из Тонги в Новую Зеландию и бороться с голодными акулами за еду. «Лента.ру» публикует его историю в рамках цикла на основе подкастов «Дневники диких путешественников».

С островным государством Тонга лично у меня связаны очень приятные воспоминания. Дело в том, что мой дядя, который живет в Австралии, будучи совсем юным, отправился в путешествие по полинезийским островам еще в 70-х годах прошлого века. В той поездке он встретил любовь всей своей жизни, прогуливаясь по пляжу Вавау в последний день перед вылетом. Молодая тонганка сидела на песке и разжигала костер, не обращая внимания на происходящее вокруг. Она так сильно понравилась моему родственнику, что он подошел к ней, устроился рядом и просидел так возле огня всю ночь до самого утра.

На следующий день он вернулся в Австралию и сразу же начал писать ей письма. Но, помимо расстояния, их союзу препятствовал еще один фактор — девушка ни слова не понимала по-английски, и каждое новое послание от незнакомца с материка приходилось показывать отцу, чтобы тот перевел для нее написанное. Так, их счастливая переписка длилась целых полгода, а глава семейства все это время покорно помогал им понимать друг друга. Последним письмом моего дяди тонганке было предложение руки и сердца, и даже его отец островитянки с радостью перевел для своей дочери.

После свадьбы они не расставались ни на день. К сожалению, моя тетя умерла от рака несколько лет назад, но она запомнилась мне как светлый человек и безумно добрая и открытая женщина, которая воспринимала каждого ребенка как родного. Наблюдая за ее чудесным характером, я всегда мечтал познакомиться с жителями ее страны. Поэтому, когда моя знакомая Алекса предложила нам с друзьями помочь ей переправить лодку из Тонги в Новую Зеландию, я согласился без промедлений. Уже тогда я понимал, что это будет одним из самых незабываемых приключений в моей жизни, и сразу же купил билет на самолет в Вавау. Я не ошибся.

Первым делом мы с другом приехали в деревню, где родилась моя тетя, и отыскали ее брата. Когда я показал ему фотографию, на которой его сестра держит на руках маленького меня, он едва не расплакался от счастья. Тонганец набросился на меня с объятиями и созвал все поселение для знакомства с нами. После этого они отвели нас к той самой точке на пляже, где мои дядя и тетя впервые увидели друг друга возле костра. Таковы жители Тонги — самые гостеприимные, искренние и радушные люди на планете. Такими их делает оторванность от всего мира, добрые традиции, приятный климат и насыщенный кислородом воздух. Но самое интересное приключение ожидало нас впереди.

Наш путь на лодке «Элфи» в Новую Зеландию пролегал через известные коралловые рифы Минерва — одно из самых популярных мест для рыбалки и дайвинга. Капитан судна Майлс, который знал океан и всех его обитателей как свои пять пальцев, пообещал остановиться там на несколько дней и показать нам все разнообразие подводного мира. Помешать подводной рыбалке могло только одно — десятки голодных акул, которые кишат возле коралловых рифов. Как известно, они не нападают на людей просто так, но тем не менее находиться в обществе нескольких хищников в их естественной среде обитания — не самое комфортное ощущение.

Я часто видел акул, неоднократно плавал рядом с ними и знаю, что, когда ты ловишь рыбу с гарпуном под водой, существует определенная тактика поведения. Если акула нападает на тебя, нужно немедленно отпустить пойманную рыбу и начать вести себя так, будто встретил злую собаку: крикнуть на нее, зарычать или напугать агрессивными жестами. Обычно этот метод работает безотказно, однако акулы на рифах Минерва были другими.

Сначала мы остановились неподалеку от рифов и решили порыбачить с судна. В первые же минуты на наши удочки попался гигантский тунец, затем еще один размером с человека, а после того, как мы закинули удочку в третий раз, нам удалось вытащить огромного черного марлина. Каждая из этих рыбин могла стоить сотни, а то и тысячи долларов. Из них можно было приготовить стейк размером с машину и питаться им несколько дней. Наверняка любой рыбак-любитель отдал бы все за такую добычу, однако рыба была нам не нужна.

Поскольку мы отплывали из Тонги в воскресенье, когда все магазины на островах закрыты, а путь до рифов занял около четырех дней, у нас почти закончилась провизия, и в моей голове созрел гениальный план. Довольные уловом, мы доплыли до рифов Минервы, где рыбачили еще около 12 лодок. Я предложил обменять свежевыловленных рыб на все, что нам необходимо. Ведь у нас было полно тунца, но совсем не было пива и льда.

Так, стоило нам подобраться ближе к другим судам, капитан объявил по радио: «Всем лодкам в рифе Минерва, всем лодкам в рифе Минерва, говорит судно «Элфи». У нас есть тунец на продажу, свежий тунец на продажу. Мы готовы обменять его на чистое нижнее белье, пиво, яйца, масло и шоколад. Внимание, повторюсь, мы готовы обменять только что выловленного тунца на другие продукты»

В итоге наш арсенал пополнился восемью бутылками пива, двумя пачками шоколада, несколькими томатами и десятком яиц. Можно было начинать настоящую рыбалку!

Как только мы нырнули в воду, я увидел огромное количество акул: длиннокрылые, черноперые, темноперые серые, галапагосские, — они были повсюду. Майлс, наш капитан, сразу заявил, что это обычное явление для этих мест, и акулы никогда не нападают на рыбаков. Очень хотелось ему верить, но инстинкт самосохранения не давал покоя. Что бы я ни делал, как бы ни пытался отвлечься, мне все время казалось, что акулы смотрят на меня как на еду.

Когда я начал ловить рыбу, хищники окружили меня и, несмотря на мои попытки отпугнуть их, следуя вышеупомянутой тактике, продолжали плавать вокруг меня. Они не давали нам рыбачить, всем видом показывая, что эта территория уже занята ими — и вся рыба в радиусе нескольких сотен метров принадлежит только им

Тем временем Майлс продолжал твердить, что это всего лишь безобидные акулы, которые ни за что не нападут без повода. Но спустя несколько мгновений кое-что заставило его изменить свое мнение. Внезапно одна огромная белая акула подплыла к его бую и растерзала его в клочья. После такой дикости меня охватил панический страх, но Майлса это не остановило. Несмотря на явное агрессивное поведение хищника, он продолжил рыбачить и поймал на гарпун большого карнакса, чем сильно рассердил нашу акулу. После этого она внезапно потеряла интерес к рыбе и начала охоту на нас.

Акула стремительно поплыла в нашу сторону, и я помню, как ударил ее гарпуном, затем Майлс ударил ее гарпуном, потом еще один наш напарник сделал то же самое, но акула не отступала, она продолжала атаковать еще более ожесточенно. Все это время Майлс держал пойманную рыбу рядом с собой и раздражал акулу еще сильнее, а мы продолжали бить ее гарпунами. В какой-то момент я ранил ее — и из ее туловища полила кровь. Думаю, со стороны это выглядело так, будто мы втроем неумело боксировали с хищником, который нам не по зубам.

Майлсу пришлось сдаться. Он бросил добытую рыбу в сторону, чтобы отвлечь акулу, а затем мы погребли к нашей шлюпке, что есть мочи, забрались внутрь и упали без сил. Такого уровня адреналина я не получал никогда. Как выяснилось позже из разговоров с другими рыбаками, акулы на рифах Минерва более агрессивно отстаивают свою территорию. На них не действуют общепринятые тактики и их нельзя так просто запугать. Рыбачить в этом же месте было уже бесполезно. Да и в других тоже. Все следующие дни, куда бы мы ни приплыли, акулы были повсюду и не давали нам спокойно рыбачить.

Однажды перехитрить хищников все же удалось. На третий день я и мой друг решили отплыть подальше от основного рифа на шлюпке и попробовать порыбачить на мелководье. Как только я опустил голову в воду, у меня пропал дар речи. Такого количества красивых, редких и дорогих рыб я не видел еще никогда. За несколько секунд мимо меня проплыл самый большой окунь из всех, что мне когда-либо встречался, самый большой карнакс и самый большой тунец. Но их сопровождали три таких же больших тупорылых акулы. «Надо попробовать поймать рыбу со шлюпки», — сказал я своему напарнику и попросил его подержать мои ноги, пока я буду целиться в рыб. Но как только я попал в приглянувшегося мне окуня, акулы тут же поплыли в мою сторону. План не сработал.

Тогда мне пришла в голову другая блестящая идея. Неподалеку от нас был отдельно стоящий риф десятиметровой ширины, поверхность которого была не очень глубоко под водой, из-за чего акулы не могли заплыть на нее. Я решил, что нужно попробовать лечь на край этого рифа, свесить голову вниз и выловить рыбу, находясь в таком положении. Схема была простой: мой друг оставался в шлюпке, а в его руках была веревка, которая соединялась с моим подводным ружьям. Я должен был стрелять в рыбу, свисая с края рифа, затем бросать ружье, чтобы напарник начинал тянуть добычу наверх, и в этот момент вскакивать из-под воды и бежать к шлюпке, которая стояла на якоре с другой стороны рифа.

«Ты готов?» — крикнул я другу и после его кивка запустил гарпун в красивого тунца. Как только стрела попала в рыбу, я отпустил ружье, вскочил на ноги и прыгнул в шлюпку, чтобы помочь ему вытащить улов. Так мы поймали одну, вторую, а затем и третью рыбу. Хищники были повержены, а у нас наконец-то появилась нормальная еда, и мы вернулись на лодку, довольные своим подвигом. Позже за ужином мы рассказывали эту смешную историю нашим друзьям и даже сочинили песню о том, как нам удалось перехитрить трех акул, а нас самих чуть не сожрала одна из них.

Самое прекрасное в таких путешествиях то, что возле рифов, подобных Минерве, обычно собираются 10-12 лодок, и по вечерам люди ходят друг к другу в гости, переправляясь от судна к судну на шлюпке. В такие вечера можно встретить необыкновенных людей, рассказывающих потрясающие истории о том, как им приходилось выживать на необитаемых островах, бороться с нападавшими на них хищниками, оказываться на волоске от смерти из-за собственной жадности, глупости или неопытности. Их рассказы порой бывают похожи на сказки и выдумки, но на деле все, что они говорят, — абсолютная правда

Благодаря таким историям мне и хочется жить и продолжать исследовать наш мир.