Личная жизнь
04.04.2013 08:41
Буквально вчера вернулась с очередной встречи одноклассников. Надеюсь, что последней. Никогда больше не пойду!Давно я не испытывала такого унижения.Однажды позвонила приятельница: в школе организуют вечер, посвященный десятилетию нашего выпуска. Я так удивилась — столько лет пролетело, как один день. Подготовилась основательно: надела лучшее платье и взяла семейные фотографии — пусть на моих ребятишек посмотрят!

Еще на подходе к школе поразилась — столько шикарных машин… Поднялась в родной класс, и мне сразу захотелось стать невидимкой. Некоторых девочек не узнать: заделались настоящими столичными штучками, даже пластику успели сделать. Слышу обрывки разговоров: «Да ну эти Канары, вчерашний день!» Хвастаются норковыми шубами, машинами, загородными домами. Куда мне с моим огородом. В общем, вечер прошел неплохо: наши миллионерши были так увлечены друг другом, что меня и не заметили.

Почти все одноклассники поехали поступать в столичные институты. Сложилось у всех по-разному: кто-то устроился в Москве, а кто-то вернулся. Я мечтала после института выйти замуж за москвича, но не вышло: встречалась, нравилась, но любви не было, а без чувств я себе семьи не представляла.Через пять лет вернулась домой с красным дипломом и устроилась на работу в детский сад: другого места не нашлось. Вскоре вышла замуж за Алексея, парня из соседнего двора. Он, как и я, отучился в Москве и вернулся, работал инженером на заводе. Зажили не особо богато, но дружно. Сначала родилась дочка, через полтора года — сынок. Я сидела с детьми, муж из сил выбивался, чтобы нас прокормить. Перебивались овощами с дачи, я брала заказы на вязаные вещи. В общем, выживали как-то сообща и несчастными себя не чувствовали.торой назначили главным инженером. А я организовала частный детский сад. Сама не ожидала, но дело у меня пошло! Теперь и мы могли себе позволить покупать кое-что в Европе и даже начали копить на свой собственный дом.Не за горами был очередной вечер встречи выпускников. Очень хотелось пойти на него. Теперь я тоже могла поддержать разговор о дорогих иномарках, Диоре и Армани. Я надела платье, купленное в Милане, выбрала туфли на высоченных шпильках. Шла на каблуках еле-еле, но и не спешила: хотела прийти последней, чтобы меня уж точно заметили. Вошла в класс, кивнула девчонкам попроще и подсела к нашим «москвичкам». Честно пыталась вставить хоть слово, но они трещали без умолку. Потом перебралась за другой стол. В этом маленьком кружке я оказалась самой обеспеченной, но хвастаться не хотелось. Сидели, болтали, и все было нормально, пока я не стала прислушиваться к тому, что говорят наши богачки. Им казалось, что они шепчут, а на самом деле говорили довольно громко: «Катька строит из себя невесть что. Я такое платье еще в прошлом году на распродаже видела. Она на него, небось, все пять лет копила! А к нам как примазывается…» И кто это говорил?! Светка, которая из двоек не вылезала!Я сделала вид, что ничего не слышу, но, возвращаясь домой, ревела всю дорогу. Хорошо, муж спать не лег, меня дождался. Он отвел меня в ванну, умыл и заварил чай. На нашей маленькой уютной кухоньке я рассказала ему все. Он долго смеялся. Назвал меня дурочкой. Сказал: «Ну, хочешь, поедем мы на Мальдивы? И платье я куплю тебе любое! Деньги есть. Только зачем? Тебе действительно это надо или просто хочется блеснуть перед этими выскочками?» И я подумала: а ведь он прав! У меня есть друзья, с которыми можно разговаривать не только о тряпках. У меня есть замечательные дети. У меня есть любящий муж. У меня есть любимое дело. Я самая счастливая. Мне тоже можно позавидовать. А все остальное — блеск и мишура.