Искусство
23.10.2013 05:28
В ней были использованы три песни из оригинальной постановки и музыкальные номера других композиторов, в том числе „Когда я в последний раз увидел Париж” (The Last Time I Saw Paris) Джерома Керна (слова Оскара Хаммерстайна II). И хотя это была единственная песня Керна в фильме, именно она получила в том году приз Академии киноискусства, а песни Гершвина не могли участвовать в кон-курсе, так как были написаны для спектакля, а не для кино. На самом деле песня „Когда я в последний раз увидел Париж” также не была написана специально для фильма „Леди, будьте добры!”, а была отдельным музыкальным номером, который Артур Фрид приобрел специально для этой картины. С тех пор правила Академии были изменены (сам Керн способствовал тому, чтобы внести эти изменения!) и песня могла быть удостоена премии Оскара лишь в том случае, если она была написана специально для фильма. Гершвин впервые приехал в Лондон в 1923 году для того, чтобы написать музыку к „Радужному ревю” (Tht Rainbow Revue), за которую он получил гонорар в полторы тысячи долларов, помимо суммы, выплаченной ему за билет туда и обратно. Первая поездка в Англию была полна впечатлений, наполнивших его творческое Я. Когда в таможне ему ставили штемпель в паспорте, чиновник таможенной службы спросил: «Вы тот самый Гершвин, который написал ,Лебединую реку”?» — „О более приятном приеме я и мечтать не мог”, — писал Джордж Айре. „Когда мы причалили, ко мне подошла женщина-репортер и попросила сказать несколько слов. Я почувствовал себя так, словно я был Керном или еще кем-нибудь в этом роде”.

Однако его приятное возбуждение и радость были преждевременны. К сожалению, „Радужное ревю” оказалось очень посредственным представлением и с треском провалилось, отчасти из-за избитого и невыносимо скучного материала, предложенного авторами (один из них был автор детективных романов Эдгар Уоллес). Музыка Гершвина, которую он сам считал самой слабой из всего, что он когда-либо написал для театра, тоже не заслуживала особой похвалы. Лишь одна из тринадцати песен — „Янки Дудл-блюз” (Yankee Doodle Blues) — была яркой и убедительной. (В 1925 году ее использовали в качестве сквозной музыкальной темы в экспрессионистской пьесе Джона Хауарда Лоусона „Молитва”.)