Знаменитости-и-шоу-бизнес
02.04.2013 08:07
Протестантка по воспитанию, Ма Келли так и не сумела принять доктрину непорочности Марии. Она находила просто смехотворной саму идею непорочного зачатия, а также участие в этом событии ангела и при случае не упускала возможности съязвить по этому или подобному поводу, если вдруг за семейным столом заходил разговор на религиозные темы. Однако Грейс с жадностью упивалась всем, чему ее учили сестры. Они обладали тем же редким сочетанием изысканности и благородства, что привлекало ее в дяде Джордже. Грейс приняла первое причастие в возрасте семи лет в рейвенхиллской часовне, облачившись во все белое ради своего первого вхождения в храм в качестве полноправной частицы тела Христова. Накануне вечером она впервые исповедовалась. Стоя на коленях в темной кабинке с плотными занавесками, что располагалась у входа в часовню, Грейс шепотом сквозь ширму перечислила свои прегрешения отцу Алену, который каждый день наезжал в школу из церкви Святой Бригитты. В каких же грехах могла сознаться семилетняя девчушка? «Я ударила подругу»? Или, может, «Я солгала»? Поясняет мать Доротея, которая занималась с девочками, готовя их к таинству исповеди: «Чаще всего это какой-нибудь небольшой недостаток повиновения, которое Господь ожидает от всех нас».

Подруги же Грейс вспоминают юную проказницу, которая неожиданно начинала хихикать во время благословления. «Ни с того ни с сего в ней будто что-то срабатывало, — вспоминает Элис Годфри. — Она пыталась сдержать себя, и тогда все ее тело начинало сотрясаться от беззвучного смеха».

Вдали от сурового и требовательного семейного окружения сопливая девчушка превращалась в насмешницу. Сестры ордена Успения Пресвятой Богородицы никогда не пытались насаждать дисциплину силой, и Грейс, почувствов эту их слабость, дала волю накопившимся в душе шалостям. Ее место за обеденным столом находилось возле окна, и, когда дежурная сестра поворачивалась к ней спиной, Грейс обычно помогала подружкам избавиться от лишнего куска, вышвыривая пищу за окошко, в кусты. За кустами располагался монастырский сад с искусственным гротом, который служил местом для разного рода недозволенных занятий.«Грейс Келли, — вспоминает Глена Костелло Миллар, — научила меня курить».Именно здесь, в Академии Успения Пресвятой Богородицы в Рейвенхилле, в возрасте девяти-десяти лет Грейс начала проявлять загадочную двойственность своей натуры, которая позже стала основной чертой ее характера: правильная и чопорная мисс Недотрога, внутри которой сидел сумасшедший чертенок. И вряд ли мы имеем здесь дело с банальным лицемерием. Несмотря на все ее недостатки и слабости, Грейс никогда не была склонна к обману или очковтирательству. Она действительно всей душой стремилась быть примерной воспитанницей и совершать благие дела. Однако эти благие намерения вовсе не мешали ей украдкой подымить сигаретой позади монастырского грота. Проказница Грейс была столь же естественна, как и Грейс-тихоня, и обе стороны ее натуры постоянно конфликтовали между собой, что, однако, придавало ей особую притягательность, особенно позднее, когда Грейс уже стала кинозвездой: внешне сдержанная и рассудительная девушка, внутри которой клокотал вулкан страстей.