Знаменитости-и-шоу-бизнес
03.04.2013 06:23
Она прекрасно понимала все свои привилегии, однако не желала видеть идущие с ними рука об руку обязанности. Будучи еще маленькой девочкой, она в пять лет по своей прихоти получила платье от Живанши, и поэтому стоит ли удивляться, что, повзрослев, она стала первой принцессой, осмелившийся появиться на пляже без лифчика.— Обе девочки — дети Средиземноморья,— словно извиняясь, говаривала Грейс.Девяностые годы приучили нас к мысли о

том, что хорошенькой молодой женщине, если она еще и принцесса, полагается быть еще более тщеславной и капризной, чем обычно, однако в семидесятые годы подобные воззрения были в новинку. Считалось, что принцессы обязаны демонстрировать свою природную скромность и сдержанность. Именно так и делала Грейс, поэтому публика была искренне шокирована, когда ее родная дочь стала одной из первых разрушительниц этой иллюзии.

Грейс тоже была от этого не в восторге, однако в общении с Каролиной ей было трудно опираться на общепринятые устои. Ее собственные родители ни разу не поколебались, когда им требовалось применить к дочери строгость, если она так или иначе не оправдала их ожиданий. Однако Грейс желала для своих детей лучшей участи и поэтому стремилась избавить их от унизительных головомоек, какие ей время от времени устраивали мать и отец. Как только назревал конфликт, Грейс всеми силами старалась проявить понимание. Ее искренним желанием было остаться Каролины лучшим другом. «Что бы ни случилось, — говорила она,— я не имею права захлопнуть дверь».Можно сказать, что Грейс все-таки удалосьсохранить дружбу с дочерью. Живя вдвоем — начиная с 1979 года — в Париже, мать и дочь скорее напоминли подружек и частенько вместе поддавались соблазнам большого города. Правда, в то время Грейс тешила себя надеждой, что эта совместная жизнь поможет ей положительно влиять на дочь, Каролина же проводила свою собственную линию. В тот год, когда ее матери стукнуло сорок, она превратилась в подростка, и с этого момента пути обеих женщин разошлись.Грейс обнаружила, что ей трудно удается сдерживать бьющую ключом сексуальность своей старшей дочери. Однажды, в 1976 году, Эрл Мак, продюсер фильма «Дети Театральной улицы», обедал в парижском особняке Гримлаль ди. На обеде присутствовали Каролина и Ренье, а также пианист Артур Рубинштейн с супругой, жившие по соседству. Общество неспешно, в духе лучших французских традиций, предавалось чревоугодию, когда Грейс обратила внимание, что Каролина вышла из комнаты и долго не возвращается. Княгиня бросилась к окну и неожиданно от ее самообладания не осталось и следа.— Где Каролина? Куда она подевалась? — с отчаянием в голосе вопрошала она. Вместо элегантной хозяйки дома перед окружающими внезапно предстала напуганная мать. — Ты дал ей свою машину, Ренье? Я же знаю, она отправилась к этому Жюно!