Детки
01.04.2013 13:51
Вы никогда не пробовали писать от лица противоположного пола? Я когда-то пробовала, но за километр слышала, что это написано женщиной. Но недавно муж не имел возможности заняться блогами, которые висели на нем, вот я взяла на себя его функции. Впервые в жизни я попробовала взглянуть на рождение ребенка с точки зрения мужчины. Нет, никаких залетов, нежелательных детей и тому подобного. Сын у нас желаемый, планируемый и балованный. Но как оно — делить свою жизнь еще с одним человеком? А вот мое творение: Когда в доме появляется новое лицо, остальные жители вынуждены менять стиль своей жизни или же просто «подвинуться». Когда заводим собаку, мы должны организовать ей территорию — и для сна, и для пищи, и для игр. Мы покупаем кучу нужных и ненужных вещей для нее и не знаем, куда это все сложить. С ребенком все гораздо сложнее и серьезнее. Это новый житель, который не просто заставляет нас «подвинуться», а просто отпихивает на задний план все, что раньше составляло стержень обязанностей и занятий. Мамам все это гораздо сложнее и одновременно гораздо проще, чем нам, папам. У них материнский инстинкт появляется еще задолго до родов, и они с радостью ставят детей на главное место в своем рейтинге важных моментов жизни. А мы? Нас этот маленький, крикливый, эгоистичный клубок просто выбивает из всех позиций. И заставляет многое пересмотреть в нашей «повестке дня». Изменилось не многое, а абсолютно все! Начну сначала. Самая моя любимая территория — большая теплая постель, куда я могу нырнуть после утомительного рабочего дня и спокойно ни о чем не думать до самого утра. Но пришел другой совладелец — малыш, который нагло занимает половину двуспальной кровати, мы с женой делим другой край. Жене так проще — ребенок и спит крепко, и накормить удобнее, и вылезать из-под теплого одеяла не надо. Другое интимное занятие — принятие ванны — также оккупировано все тем же бейбиком. Как только он замечает кого-то в ванной — тут же требует, чтобы его как можно скорее раздели и отдали туда, где кто-то мирно дремлет в куче пены. Конечно, о мирной дремоте не может больше быть и речи — «прогревание костей» превращается в плеск, визг и море кайфа со стороны нашего милого «квартиранта». Любимое занятие — процесс еды — уже давно стал очень быстрым и поспешным. Ведь съедаю только то, что сынок не успел размазать по столу, по себе и по папе. Хорошо, что жена много готовит.

Может показаться, что это появление малышки приносит сплошной негатив в жизни отцов. Но это совсем не так. Конечно, быть отцом — очень утомительно, но и мегапозитивно! Как только я прихожу домой, наш сынок тут же забывает, что у него есть мама (более того — ужасно ревнивая мама!) И посильнее ползет ко мне и кажется, что самым большим счастьем для него в тот момент является обнять мои грязные мокрые ботинки, для того — чтобы я взял его на руки.

Вернусь к моим «интимным» территориям, которые перестали быть сугубо моими. Спать с малышом очень и очень приятно (если не учитывать его пробуждений ночью) — прошло то время, когда сон у ребенка заканчивался плаванием всей семьи в постели, поэтому остается только осторожно поворачиваться во сне, чтобы не прижать малыша. В ванной я сразу вспоминаю свое детство и помогаю ловить пузыри, которые почему-то не ловятся, хватать струю воды, которая не хочет зажиматься в кулачке. Учу резинового лягушонка плавать на губке, который непременно падает с нее и т д. Мама не умеет нас так научить. Сынишка уже давно ест с ложки, а если видит что-то из столового прибора в моей руке, как тут же кричит, чтобы и ему дали такое же — и то не пустое. Даже если только покормили.

Тем не менее, надо радоваться уже и теперь, ибо через какой-то месяц-другой у ребенка одни привычки заменяются другими и, возможно, мне скоро захочется, чтобы кто-то залез мне в кашу, но тот «кто» уже будет слишком большой, чтобы это сделать. Зато придется обложиться инструментами и заняться ремонтом мебели — закупорить розетки, поставить блокировку на дверь, крышку унитаза (чтобы ребенок не придавил себе пальчиков), прикрутить стопоры на все ящики и т д. А пока надо наслаждаться тем, что малыш не достает до того всего.